Ключ к распаду РФ лежит в Украине, — Степан Хмара. ВИДЕО

Распад России — вопрос времени. — говорит бывший политзаключенный Степан Хмара. Украина уверен он, запустит этот процесс, одновременно со многими деструктивными процессами внутри самой Российской империи. Пока же больше всего ослабляет наше государство отсутствие ядерного оружия и присутствие пятой колонны — предателей-коллаборационистов внутри Украины, — утверждает политик, передает gazeta.ua.

Больше всего приспособленцев порождают тоталитарные режимы. Власть заставляет людей идти на конфликт со своей совестью и завоевывать себе нормальные условия для жизни. Приспособленчество не всегда превращало людей в коллаборационистов. Коллаборационисты — те, кто верно служили оккупационной власти. Сегодня они внутри Украины воюют гласно или негласно против Украины. Это практика нашей жизни. Такие люди есть во всех властных структурах, от самых низких до самых высоких.

Как они действуют?

У них есть задача превратить нас в малороссов — людей, которые не верят в свое государство и ущербны в своих убеждениях.

Они нам говорят, что Россия сильная. Это неправда. Россия большая, но не сильная. Она выигрывает пока тактически на том, что все вокруг переоценивают ее силу.

Политики говорят: «Мы не можем победить Россию из-за ее силы». Это уже деморализует людей. Почему бы не поставить вопрос иначе и не говорить, что это «Россия не может победить Украину»? Мы не стараемся ее победить, мы не нападали на нее и не зашли пока на ее территорию. Хотя придет время, наверное, уже не при моей жизни, когда будут делить Россию. Тогда мы перейдем на ее земли и заберем часть наших этнических территорий — Белгородщины, Курщины, Воронежчины, Кубань украинскую. Это обязательно произойдет. Это объективный процесс. Все идет к этому.

Ключ к распаду России лежит в Украине.

Россия напала на нас и забрала часть наших территорий. Это основания вести себя как с агреcором — разорвать дипломатические отношения в первую очередь. А затем и все остальные — экономические, культурные.

Наша победа — забыть, что есть Россия. Для нас ее нет. Поэтому прежде всего надо расчистить правовое поле. Потому что пока никто в мире не трактует наши отношения с Россией как с агрессором. Везде конфликт на востоке Украины называют внутренним конфликтом.

Что нас сдерживает от резких движений?

То, что в Украине у власти мафия, которая является нераздельной с российской. Сейчас общественность должна максимально давить на власть, особенно через церковь. Церкви в Украине не выполняют своей социальной функции — то есть, они не до конца понимают учение Христа. Московский патриархат — это не церковь, это пятая колонна, идеологический сектор спецслужб, работающий на подрыв Украины изнутри. Мы их даже не рассматриваем. Я имею в виду Киевский патриархат, греко-католическую церковь, все протестантские течения, мусульман, иудеев, — все их лидеры должны прийти к президенту и сказать: «Петр Алексеевич, то, что вы делаете, абсолютно не соответствует интересам украинского государства и общества . Наберитесь мужества и отойдите от власти спокойно. Зачем через Майдан это делать? Украина потеряла десять тысяч убитыми. Мы потеряли колоссальный экономический потенциал. Более 80 заводов демонтировали солдаты и вывезли в Россию. А вы начинаете прикрываться Минскими соглашениями, потому что вам так диктует госпожа Мекель и господа французы. Они исходят из собственных интересов. Украина всегда становилась разменной монетой и платой оккупантам.

Может ли Россия развернуть полномасштабную войну?

Россия не может пойти на широкомасштабный военный конфликт, потому что это будет ее крушение и конец Российской империи. Первое кольцо империи отпало с распадом Советского Союза. Осталось второе кольцо — это Российская так называемая федерация. Они могли бы оккупировать Украину, но тогда даже Китай проголосовал бы против России в ООН. А агрессор не может устоять против всего мира.

В Москве сидят бандиты, но не идиоты. Они понимают, что можно оккупировать Украину до Чопа. Но это будет их конец. Тогда не 30 процентов украинцев будут считать Россию врагом, а 95 процентов. Украинское общество как никогда станет консолидированным. России этого не надо. Идти на Украину широкомасштабной войной — это идти на виселицу.

В Москве сидят бандиты, но не идиоты. Они понимают, что можно оккупировать Украину до Чопа. Но это будет их конец. Тогда не 30 процентов украинцев будут считать Россию врагом, а 95 процентов. Украинское общество как никогда станет консолидированным, малороссы с комплексом неполноценности будут превращаться в украинцев. России этого не надо.

Россия согласилась не использовать авиацию, потому что если она на это пойдет, то сама распишется, что ведет войну против Украины. Идти на Украину широкомасштабной войной — это идти на виселицу.

Я хочу свободного государства. Дожил как-будто до него, но это еще протогосударство. Оно на самом деле еще не полноценно украинское.

Если наш президент возит законы на сверку с иностранными лидерами, то это позорно. Украина должна быть могущественным государством в Европе и одним из крупнейших субъектов международной политики. Украина имеет все потенциальные возможности для этого, от интеллекта до человеческому фактору.

Почему не любите слово «диссидент»?

Оно какое-то широкое и неконкретное. Я украинский националист. Я всегда скептически относился к тому, чтобы бороться «за смягчение советского режима». Это невозможно. Как только режим начал немножко смягчаться, сразу империя в 1991 году и обвалилась. Недаром Путин теперь в России снова приближается к тем порядкам, которые были в Советском Союзе — больше трех не собираться. В Кремле прекрасно понимают, что империя и демократия — вещи несовместимые.

Украинский патриот, украинский националист определяется не по крови, а по духу.

Есть москали, а есть русские. Многие россияне, которые живут в Украине и адаптированы украинским обществом — это уже другие люди. У них другая психология. У украинского россиянина и у российского москаля разные психологии. Хотя есть и такие, которые живут здесь 30-50 лет и ненавидят Украину. Их процент, думаю, невелик. Большинство — нормальные люди. Они другие уже.

У вас в 1991 году было ощущение, что процесс освобождения только начинается?

Первая чрезвычайно важная победа — это принятие Декларации о государственном сувернитете. В ней мы заложили действительно фундамент независимого государства. Это был стратегический выбор. Когда ее приняли, была страшная эйфория. Вечером в ресторане гостиницы Днепр были почти все депутаты. У меня было такое ощущение, знаете как у Олеся, «с печалью радость обнялась». Понял, что Украина как государство состоится. Когда именно — это уже другое дело. Я себе представлял, хотя и не в полноте, что это будет очень трудно. Я видел, что еще не готово общество и политики. Мы все начинали с нуля, и это было очень трудно.

26 лет назад состав Верховной рады был качественно лучше?

В первом созыве было много депутатов, патриотов от Руха, наших писателей. Очень известны, но они ноль в политике. И они много вредили бессознательно. Из-за них мы потеряли ядерный статус и Черноморский флот. Потому что они рубашку рвали и поддерживали Кравчука. Кравчук — это преступник, который должен сидеть в тюрьме. А его считают государственником. Меня это колет просто в серце. Кравчук был страшным тормозом строительства украинского государства на первых этапах. В такие моменты надо делать быстрый скачок. Пока Россия не пришла в себя, мы должны были все застолбить, что можно. А он поехал через неделю в Беловежскую пущу и подписал союзный договор. Из-за него мы потеряли ядерный статус и самое больше пароходство в мире — Черноморское пароходство, которое в те времена давало в год миллиард долларов чистой прибыли. Сейчас это примерно 5 миллиардов. Кравчук виноват в первую очередь.

Большинство из бывших партийных деятелей пошли в нынешнюю власть.

Именно руховцы помогли им — не дали провести перевыборы парламента. У нас была группа в Верховной Раде — 13 человек, в которой я был неформальным лидером. Сразу после Декларации о государственном сувернитете мы начали кампанию о перевыборах в парламент.

Я как политик понимал, что ничего нельзя будет сделать, когда в Верховной Раде абсолютное большинство коммунистов — 340 депутатов. И вот сейчас Кравчук говорит: «А я предлагал Руху идти во властть». Так замыливает глаза людям. Что делать им в коммунистической Раде? Они очнулись и затем делили бабки. Поэтому мы были за эти перевыборы. Потом уже, когда назначили референдум и выборы президента, мы напечатали обращение — чтобы перенести выборы президента на весну 1992 года. Перед тем надо было переизбрать Раду. В 1991 году были все основания, чтобы в Верховную Раду не прошла номенклатура. И не только среди западных избирателей, но и среди избирателей на востоке.

Но Рух и Чорновил, к сожалению, это испортили. Я ему говорил: «Вячеслав, ну не выиграешь ты на президентских выборах. Невозможно это сделать, когда четыре пятых в советах на местах сидят — красные. Они проводят выборы. Если ты наберешь 49 процентов голосов, то Кравчуку напишут 51. Ну и будешь ходить гордиться, а власть-то останется. Сначала надо поменять ситуацию в Раде и в советах «. Но он был упрям, его переубедить невозможно было.

Ситуация изменилась бы, если бы в 1991 году провели перевыборы и если бы коммунисты не получили такого количества мест?

Если бы коммунисты и вошли в раду — это мизер. Я объездил Украину — был несколько раз в Донбассе, в Одессе, в Днепропетровске, в Запорожье, Полтаве, Сумах. Чувствовалось это все. Шахтеры в Донбассе еще были активны, и их можно было использовать. Нормальные искренние простые люди, которые хотят, чтобы к ним по-человечески относились и чтобы они могли нормально зарабатывать на хлеб. Если бы студенческая голодовка еще 4 дня продолжалась, была бы всеобщая забастовка. Я 7 октября летал в Донецк, встречался с шахтерами. Они готовы были поддержать студенческую акцию. Но РУХ и народная рада ее не поддержали. Они очень не хотели перевыборов. Горькая правда, но это надо говорить. Потому что с тех пор начался откат вниз. В 1994 году уже не надо было перевыборы делать. Надо было добыть до 1995 года.

Вы в 2013 верили, что будет таке сильное движение сопротивления украинцев российской агрессии?

Трудно было подумать. Даже не задумывался. Тогда об агрессии не шла речь. Не думалось об этом. Обычно Россия старается действовать через наших предателей, коллаборационистов более легким для себя путем. Поэтому трудно было предположить, что возникнет именно военный конфликт. Но уже в 2014 году сразу после того как сбежал Янукович я уже чувствовал, что что-то будет.

Вообще наши дураки, которые сидят в Верховной Раде, вся эта порохоботня, кричит, что у нас не было армии. У нас армия была. Ее сила была подорвана. Среди высших командных эшелонов в Минобороны было много предателей. Но, к счастью, аэромобильные войска были в нормальном состоянии. А эти войска от уничтожения в 1992 году спас я.

Как это было?

В июне в селе Зашков подходит ко мне одна чиновница из аппарата Львовского областного совета. Знакомит с двумя офицерами — с генералом Антонцем и подполковником Михаилом Ковалем. Этот Коваль командовал Хиривской аэромобильной бригадой в Старом Самборе Львовской области. Он мне говорит: «Я уже все, потому что приказ пришел нам, что наша бригада расформировывается». Ток пошел по мне. Я понимал, что такое десантники — это современные элитные войска. Для нас они как воздух нужны. И время это подтвердило. Я на следующий день прилетаю в Киев и залетаю в кабинет министра обороны Константина Морозова. А мы были в дружеских отношениях. От очень порядочный и патриотичный человек. Налетаю на него коршуном, готовым разорвать. Ему язык отняло. Говорю: «Кто тебя подговорил подписать приказ о расформировании Хиривской бригады?» — «Генерал Живица, начальник главного штаба. Живица говорил, что нам вообще не нужны аэромобильные войска «. Понятно. Живицу же прислали из Москвы. Мы переговорили и договорились. Приказ был отменен. До года Хиривская бригала увеличилось вдвое. Я чем мог помогал.

Я когда был депутатом, плотно занимался силовыми структурами и ядерным вооружением. Потому что государство без єтого не может стать государством. Это для политика должна быть альфа и омега.

Политик не всегда доджен говорить правду. Ради интересов государства нельзя не соврать, и не сказать лишнего. Я многое не говорю. Только теперь с течением времени начинаю рассказывать, как сдавали ядерное оружие, как разрушили Черноморское морское пароходство, как сдали Черноморский морской флот, который мог быть украинским. Это преступление Кравчука.

На пути развития государства, причем на стартовом моменте, когда надо было действовать быстро и решительно, мы упустили момент. А пропущенный момент потом обходится или полным поражением, или отхаркивается кровью.

Такие как Кравчук должны сидеть тюрьме, а его называют государственником, который развалил Советский Союз. Крачук самом деле был большим тормозом на пути развития государства, причем на стартовом моменте, когда надо было действовать быстро и решительно. Мы упустили момент. А пропущенный момент потом обходится или полным поражением, или отхаркивается кровью.

Ядерное оружие нужно не для войны, а для большой политики. С ядерным оружием мы могли бы давно стать действительным членом НАТО. Разве какая-то московская морда сунула бы свое рыло сюда? Мы были бы серьезной государством. А так, пожалуй, весь мир крутил пальцем у виска, когда мы отдавали свое ядерное оружие — силу, за которую платили нищетой и голодоморами. Наши инженеры принимали большее участие в создании этого оружия, чем москали.

По какой рации мы должны были его сдавать? Потому что так захотелось кому-то в Вашингтоне или Москве? Так же сегодня Порошенко возит в Москву и Берлин проект закона о реинтеграций Донбасса на согласование. Это позорно и неправильно, это путь к поражению.

Вы и ваши единомышленники всегла были в меньшинстве. Как удавалось влиять на большинство?

В Верховной Раде приходилось драками срывать заседания, если была угроза, что протянут какую-то страшную вещь для Украины. Поднимал шум, потасовку, ломал микрофон. Мы этим силовым методом часто пользовалось. Иногда я прямо заходил с друзьями в кабинет председателя Верховной Рады Ивана Плюща: «Иван Степанович, не смей выносить на голосование, потому что не допустим все равно. Будет драка, все поломаем, сожжем Верховную Раду «. И это влияло. Он подвергался воздействию. Плющ был интересный человек. Как политик он рос. Ибо истинный украинец. Даже когда доходило до ссор, обиды на меня не держал. Понимал, что я приходил не за свои интересы. Разве что упрекал: «Ну что, Степан, снова скандалить придешь?»

Считаете себя пессимистом или оптимистом в политике?

Я реалист. Поэтому не могу время от времени не быть пессимистом. Реально оцениваю ситуацию.

Мне кажется, что моральная планка сейчас заниженная , мировой политикум измельчал. Нет таких великих личностей, которые были и 20 веке. Тот же Рейган в Штатах, Колль в Германии. Де Голль во Франции хотя имел и заскоки свои, но он был большой политик в глобальном отношении.

Ядерное оружие нужно не для войны, а для большой политики. С ядерным оружием мы могли бы давно стать действительным членом НАТО. Разве какая-то московская морда сунула бы свое рыло сюда? Мы были бы серьезной государством. А так, пожалуй, весь мир крутил пальцем у виска, когда мы отдавали свое ядерное оружие — силу, за которую платили нищетой и голодоморами. Наши инженеры принимали большее участие в создании этого оружия, чем москали

Не надо слушать наших соседей. В мире нет друзей между государствами. Есть интересы. Интересы России — уничтожить украинцев, интересы французов, немцев и всех остальных — использовать украинцев в той или иной степени. В немецких интересах — чтобы украинцы не мешали гешефту с Россией — зарабатывать на том колоссальные бабки, строить Северный поток. Наши пигмейчики на Банковой должны это понимать.

Я давно прекрасно понимал, кто такой наш враг. И с ним будет долгая борьба не на жизнь, а на смерть. И мы должны победить в этой борьбе. Это может быть передышка, но не остановки войны. Кто-то должен упасть. Я верю, что выстоит Украина, потому что она имеет перспективу развития а Россия — перспективу деградации. Главное, чтобы это понимали украинцы. Если большинство украинцев это поймут — мы непобедимы.

Понравилась статья? Тогда поделитесь ею в соцсетях.



Это стоит посмотреть! 

В России референдум - экстремизм